elenashumkina@list.ru

Архиепископ Лука

В книге "Сказка о городе К.", в первой, второй и третьей частях (и в ещё ненаписанных последующих), есть много персонажей и мест, знакомых жителям нашего города и края. Да и всей стране. Эта страница расскажет о них. Ведь интересно, как они выглядят на самом деле. И где находятся.
Мы вместе с вами прогуляемся по любимому Красноярску, постепенно пройдём по всем страницам книги (не пересказывая сюжет)...

Архиепископ Лука


Как обычно, начальная точка нашего маршрута – «Сказка о городе К.» Елены Николаевны Шумкиной. Герои книжки продолжают жить своей сказочной жизнью, ну а мы заглянем на страницу 7…

Домовой Иннокентий наконец решился:
− Ладно!.. Только ты знаешь − я терпеть не могу детей! Я с ней нянчиться не намерен! Я не кто-нибудь! Как говорил святитель Лука, «дети − это вам не пасхальный кулич, их за пояс не заткнёшь!».

Но вот читателям совсем не кажется, что Иннокентий так уж не любил детей. Наверное, он немного преувеличил*.

Отправимся в путь. Мы увидим здания, в которых бывал святитель Лука, профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий.

Сразу оговоримся: сегодня нам очень хочется побольше рассказать о нём. Все упоминаемые дома имеют собственные истории, читайте их во второй части.

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в г. Керчи в семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого, представителя обедневшего польского дворянского рода, и Марии Дмитриевны Кудриной, воспитавшей детей в православных традициях, несмотря на католическое исповедание супруга. Скончался 11 июня 1961 года, похоронен на городском кладбище Симферополя.

22 ноября 1995 года архиепископ Симферопольский и Крымский Лука определением Синода Украинской Православной Церкви причислен к лику местночтимых святых.

И вот перед нами − Архиерейский дом (его адрес – ул. Горького, 27). Во время Великой Отечественной войны здесь находилось подразделение эвакогоспиталя 1515.

Не случайно мы пришли вначале именно сюда.

15 ноября 2002 года в сквере перед Архиерейским домом установлен бронзовый памятник святителю Луке (на гранитном постаменте) − в честь 125-летия со дня рождения знаменитого врача и священнослужителя. Высота монумента − 3 м 20 см. Авторы – скульптор Б. И. Мусат и архитектор С. М. Геращенко. Когда скульптуру отлили из бронзы, – её поместили на задворках Благовещенского монастыря. Но Сергей Михайлович Геращенко постепенно понял, что место для неё именно здесь. Длительное время авторы доказывали чиновникам свою правоту. И не зря!..

У подножия памятника часто, даже зимой, можно увидеть живые цветы. Сюда приходят помолиться (домовая церковь открыта теперь для всех) или просто отвлечься от городской суеты. Несмотря на близость к оживлённому проспекту
Мира, − в сквере всегда царит атмосфера спокойствия и умиротворения.

Кстати, существует поверье: если прикоснуться к этому памятнику, можно излечиться от разных болезней. Не верите в это – не нужно. Но не смотрите на Луку только издали, обязательно подойдите ближе и взгляните, какие у него грустные, одухотворённые глаза…

С Красноярском и Красноярским краем связаны самые драматические моменты в жизни архипастыря и хирурга. На берегах Енисея прошли годы нескольких ссылок, в которые он был отправлен за то, что не отрёкся от церкви.
В первые дни Великой Отечественной войны Валентин Феликсович предложил свои знания, опыт для лечения солдат. В итоге профессора перевели из Большемуртинского района в Красноярск, который должен был стать последним на Востоке пределом эвакуации раненых. Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей Красноярского края, но работал в положении ссыльного.

Он был одним из самых крупных теоретиков и практиков гнойной хирургии, за учебник по которой был в 1946 году удостоен Сталинской премии (была передана владыкой детям-сиротам). Этот учебник актуален до сих пор! Открытия св. Луки Войно-Ясенецкого спасли в годы Русско-японской, Первой мировой и Великой Отечественной войн жизнь сотен тысяч русских солдат и офицеров.

Помимо того, что профессор много оперировал в школе № 10 (ул. Ленина, 114), превратившейся в госпиталь 1515, – он должен был консультировать и часто проводить операции в других зданиях-госпиталях, среди которых были Архиерейский дом, Гарнизонный военный госпиталь − духовная семинария (ул. Горького, 2), Дом просвещения учителей Приенисейского края (ул. Кирова, 24).


Валентину Феликсовичу, когда началась война, было 64 года. Он жил в школе в сырой, холодной комнате, которая до войны использовалась для хранения дворницкого инвентаря. Санитарки потихоньку приносили ему тарелки с кашей, так как ссыльного хирурга кормить не полагалось (только весной 1942 года отношение властей изменилось к лучшему…). Условия работы также были невыносимы, медицинский персонал невежественен и груб.

Согласно сохранившемуся списку консультаций, данных Войно-Ясенецким за три недели 1942 года, он побывал в семи госпиталях, осмотрел более 80 человек. Он забирал к себе больных и раненых с наиболее тяжёлыми поражениями. Многие из них (из «безнадёжных») – выздоровели. Валентин Феликсович работал очень напряжённо; ежедневно по девять-десять часов был в операционной, совершая до пяти сложных операций.

Из письма к сыну:
«...Тяжело переживаю смерть больных после операции. Было три смерти в операционной, и они меня положительно подкосили. Эти мучения я переношу всё тяжелее и тяжелее»…

Взыскательный разбор операций и особенно неудач, когда пациенты не выживали, рождал научные и практические результаты. Новые операции, доклады и статьи, главы и разделы в книге «Очерки гнойной хирургии», в монографии «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов», которая была написана в годы войны…

Дом Потехина

Сегодняшний адрес этого дома − ул. Вейнбаума, 21.
Есть свидетельства, что св. Лука останавливался в этом доме с 1939 года. Весной
1942 года, когда отношение улучшилось, ему предоставили жильё – у врача-стоматолога Сусанны Степановны Потылицыной. Валентин Феликсович по-прежнему жил очень бедно, но не тяготился этим. На дверях его квартиры появилась табличка, извещающая, что по церковным делам профессор принимает во вторник и пятницу
с 6 до 8 вечера.

От дома, где жил Войно-Ясенецкий, до церкви Николая Чудотворца – 5 км...

Церковь Николая Чудотворца на Николаевском кладбище
(ул. Пролетарская, 157)

Временные послабления государства по отношению к церкви, произошедшие
в 1942 году, позволили возобновить службы в храмах.

Первой из восстановленных была часовня в Николаевке, закрытая в 1931 году.

Владыка не служил, а поначалу только молился за богослужениями (молился о больных и раненых, духовно готовился к операциям) из-за отсутствия возможности должного ему иерейского сослужения и соответствующего облачения: алтаря не было, и служба совершалась на антиминсе. Он не служил в церкви 16 лет…

Возможность молиться доставляла огромную радость, несмотря на трудности…

«В Красноярске во все воскресные и праздничные дни я ходил далеко за город в единственную маленькую кладбищенскую церковь, в Николаевке, предместье Красноярска, так как другой церкви в городе нет. Ходить я должен был по такой грязи, что однажды на полдороге завяз и упал в грязь, и должен был вернуться домой.
Служить архиерейским чином было невозможно, так как при мне не было никого, кроме одного старика-священника, и я ограничивался только усердной проповедью слова Божия».

28 февраля 1943 года Лука провёл в николаевской церкви первую литургию; на неё пришло человек двести. Был назначен на Красноярскую кафедру и занимал её до начала 1944 года.

Врач Войно-Ясенецкий никому не отказывал в помощи, был внимательным и серьёзным. Но, говорят, всё же был один случай, когда он отказал больному: однажды к нему в кабинет зашёл мужчина с перевязанным глазом; оказалось, травму он получил когда ломал церковь…

Красноярский государственный университет (КрасГМУ) имени
профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого
(ул. Партизана Железняка, 1).

В августе 2016 года в администрации города Красноярска прошло заседание комиссии по рассмотрению обращений о наименовании и переименовании внутригородских объектов, увековечении памяти граждан и исторических событий на территории города.

Первый вопрос был посвящён увековечению памяти хирурга, профессора Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого путём установки памятника напротив центрального входа в медицинский университет (позже это место освятил митрополит). Выступление ректора КрасГМУ И. П. Артюхова убедило комиссию вынести положительное решение.

В январе 2017 года фигура Луки была представлена авторами в натуральную величину – 4 метра, вес – 17 тонн.

Открыли новый – напомним, второй в городе – монумент 15 июня 2017 года (в рамках дней памяти, посвящённых 140-летию со дня рождения В. Ф. Войно-Ясенецкого и
75-летию образования Красноярского государственного медицинского университета).

После чина освящения мемориала Митрополитом Красноярским и Ачинским Пантелеимоном гости церемонии, студенты и преподаватели университета возложили к подножию памятника цветы.

Всего на создание монумента требовалось около 6 миллионов рублей. Свои вклады сделали горожане, сотрудники, студенты и выпускники университета.

Авторы композиции Константин Зинич, скульптор, почётный член Российской академии художеств и Игорь Вильчевский, художник; оба – члены Союза художников России.

Святитель Лука говорил: «Если будете описывать мою жизнь, не отсоединяйте врача и священника». Поэтому в памятнике авторы отразили самое важное: Валентин Феликсович изображён в одежде хирурга, со скальпелем в правой руке и крестом в левой. Это символизирует хирургическое дело, и благословение студентов на добрые врачебные дела.
По бокам постамента размещены таблички со словами архиепископа «Я признаю, что больной – это живой, страдающий человек, а не случай из медицинской практики…» и цитатой из Евангелия: «Даром получили, даром давайте» (Мф 10:8).



К сожалению, мы только немного притронулись к биографии этого неординарного, интересного человека… Профессор медицины, врач, блестяще знающий анатомию человеческого тела; его бронзовый бюст был установлен прижизненно в галерее выдающихся хирургов в Институте неотложной помощи имени Склифософского; автор «Очерков гнойной хирургии», удостоенных первой послевоенной Государственной премии СССР в 1946 году… Архиепископ; видный церковный деятель, занесённый в списки высшего духовенства русской православной церкви; автор религиозного трактата «Дух, душа и тело»; священнослужитель, верящий, что в сердце помещается душа…
Но именно эти странные, кажется, несовместимые, сочетания и позволили Валентину Феликсовичу многое сделать для людей…


*Рассказ-историю о святителе Луке и о местах, где он бывал в Красноярске, мы хотели начать не с кратких, сухих сведений о нём, а с большой цитаты. Почему… Потому что домовой Иннокентий прекрасно знал, о чём говорил. Именно рассказ об отношении Валентина Феликсовича к детям – просто идеальный способ не тратить лишних слов, но в то же время рассказать, что это был за человек. Но потом поняли, что цитата перегрузит восприятие текста. И вынесли её за пределы, сюда, в сноску.

Из воспоминаний врача-окулиста Галины Ивановны Шаминой:
«В 1939 году мои родители жили в Красноярске. Мне было тогда четырнадцать лет. Случилось, что товарищ детства Вася Боруткин натёр в походе пятку, в ранку попала инфекция, возникла гангрена. Омертвление поднималось по ноге всё выше и выше. Не помогало никакое лечение. Мальчик был так истощён, что у хирургов не оставалось надежды на успешную операцию. И тогда родители Васи бросились в местное управление НКВД и там добились разрешения привезти из деревни Большая Мурта профессора Войно-Ясенецкого.
Он приехал. В ожидании, когда больного приготовят к операции, остановился в маленьком домике Боруткиных. Тут его впервые и увидела.
Постучав в дверь комнаты, я услышала приятный бархатный голос: “Войдите”, а войдя, увидела очень большого, высокого и полного старца с большой седой бородой. На нём были чёрные брюки, чёрный свободный сюртук, глухо застёгнутый, на голове – чёрная же матерчатая шапочка. Я в первый момент растерялась; но стоило ему ласково на меня посмотреть и пригласить войти в комнату, как растерянность моя исчезла, и я почувствовала, как будто этого человека я знаю давным-давно. Я стала со слезами просить его спасти Васю. Он погладил меня по голове и сказал своим низким голосом: “Ты добрая девочка, мы будем друзьями. Я всё сделаю, чтобы спасти Васю, но только ногу его я уже спасти не могу – поздно! Смириться же с утратой ноги поможешь ему ты”. Через час Валентин Феликсович начал операцию. Вася остался жить, а с Валентином Феликсовичем мы действительно стали друзьями. Когда он уехал к себе в деревню, мы долго переписывались.
В начале войны мою маму-врача призвали на военную службу и отправили на Дальний Восток; отца
в 1942 году тоже мобилизовали, и он ушёл на фронт.
Я – шестнадцатилетняя девочка – осталась вдвоём со старенькой, больной бабушкой.
Очень трудно было нам. Отец мой был солдатом и ничем помочь не мог, мама присылала по аттестату шестьсот рублей; но что стоили эти деньги, если килограмм масла стоил тысячу двести – тысячу пятьсот рублей... Но вот в Красноярск перевели Валентина Феликсовича. Он зашёл к нам, посмотрел, как мы живём, и сказал, вернее, спросил меня: “У тебя нет дедушки, а ты хотела бы его иметь?” – “Конечно”, – сказала я. – “Ну вот, я и буду твоим названным дедушкой, ты меня теперь и называй дедушкой, а не по имени-отчеству. Приходи ко мне один раз в неделю, в пятницу, к пяти часам. Но помни: я очень занят, время моё рассчитано по минутам – старайся не опаздывать, твоё время до шести часов”. Я строго придерживалась отведённого мне регламента, не опаздывала и ни на минуту не задерживалась после шести. Я рассказывала ему об успехах в школе, о друзьях; он – о раненых, которых оперировал, о великом деле врача. Время пролетало незаметно, и я вновь с нетерпением ожидала встречи. Однажды я пригласила его в кино. Он улыбнулся своей доброй улыбкой (по виду своему солидному он производил впечатление сурового человека, а вот улыбка у него была добрая, располагающая) и сказал:
“Нет, Галочка, мирские увеселения не для меня, ведь я монах”».

Татьяна Белоусова


По материалам Интернета и книги
Памятные места Святителя Луки Войно-Ясенецкого в Красноярске /  
ред. О. С. Кечин. — Красноярск, 2014.

Памятник св. Луке возле Архиерейского дома
Мемориальная доска на фасаде школы № 10
 

« Вернуться назад

Контакты
elenashumkina@list.ru
Будем на связи
Если у вас есть какие-либо вопросы, вы можете связаться с автором, написав письмо!
Отправить
Какой то текст